Не секрет, что и компании, и люди часто в полной мере не осознают риски, которые сопровождают их деятельность или жизнь, зачастую (и эта позиция осознанна) логика действий протекает по старому русскому принципу – с надеждой «на авось» (пронесет…).

Реальность существенным образом отличается от воображаемого мира, где кто-то что-то «не заметит», или что-то кому-то будет «не важно» и т.д. И то, что предполагалось остаться не замеченным – будет замечено, тот кто должен молчать – расскажет, а на важные вещи будет обращено внимание, факты нарушений будут выявлены и т.д.

Любая компания всегда состоит из людей, и в том числе тех, кто принимает решения. Все юристы и комплаенс хорошо знают, как важно, чтобы решения были информированными (т.е. основанными на полном, достаточном и объективном объеме информации), но всегда ли решения, связанные с существенными рисками и в том числе рисками, связанными с привлечением к ответственности акционеров и топ-менеджеров, являются информированными?

200 лет назад было сложно все это так четко разложить на процессы, ответственных лиц и посчитать (в том числе количественно) уровень риска. Но 21-й век – это не только про квантовую физику, смартфоны, бесконечный поток информационного шума, но и про проработанные подходы к управлению рисками и инструменты автоматизации. Международной организацией по стандартизации (ISO) разработана группа стандартов, связанных с управлением рисками в области комплаенс.

В рамках ISO приняты уже 2 документа в направлении комплаенс: ISO 19600:2014 Compliance Management Guidelines (Руководство по системам управления соответствием) и ISO 37001:2016 Anti-bribery management systems (Системы менеджмента борьбы со взяточничеством), которыми можно воспользоваться для идентификации и оценки комплаенс-рисков.

Вопрос выгоды

Но вопрос, который всегда возникает рано или поздно в головах, принимающих решения, – а в чем выгода от внедрения всего этого? А какую ценность это представляет для компании (и для меня лично)? Можно пойти логикой цитат из стандартов, законов, закопаться в формулировках и отсылках одного документа к другому, но… у всего сложного есть простые смыслы, и именно о них пойдет речь.

Если упростить и оставить самое главное, то внедрение любой системы комплаенс (антикоррупционной, санкционной, антимонопольной и т.д.) дает следующие выгоды:

  1. Снижение уровня и контроль комплаенс-рисков компании, а также лиц, принимающих решения (в первую очередь – акционеров и топ-менеджмента), привлечения их к административной и уголовной ответственности, а также понижения репутационных рисков;
  2. Снижение уровня финансовых потерь в связи с выплатой штрафов регуляторам, штрафов по договорам, убытками, вызванными необходимостью принятия мер по срочному устранению как самих нарушений, так и последствий таких нарушений, а также снижение уровня потерь, связанных со снижением курса акций;
  3. Увеличение ответственности заинтересованных сторон (в первую очередь работников компании на всех уровнях, клиентов и инвесторов), повышение уровня вовлеченности в результаты деятельности компании;
  4. Улучшение уровня корпоративной культуры, внедрение принципов деловой этики в бизнес-процессы и поведение работников компании (если раньше на это в основном смотрели инвесторы и регуляторы, то сейчас клиенты и работники также всё больше и больше обращают на это своё внимание при выборе «где купить» или «куда пойти работать»).

Но даже это – верхушка айсберга! Несмотря на то, что интересы различных заинтересованных сторон часто противоречат друг другу, тем не менее, у каждой стороны есть свои выгоды. О ком вообще идет речь? В теории комплаенса под заинтересованными сторонами мы подразумеваем: акционеров/инвесторов/регуляторов/работников.

Акционеры (владельцы)

Эти люди очень заняты. У них нет времени читать длинные презентации, им интереснее узнать не то, что риск можно снизить, а насколько КОНКРЕТНО. И если ответа нет сразу – интерес быстро угасает.

С этим сталкиваются все, кто рано или поздно в своей практике пытается говорить с этими людьми «до» события риска. Но ведь «до» – риска еще нет и все это в головах тех, кто – принес толстую презентацию, рассказывает больше 10 минут о том, что еще не произошло и т.д. Знакомая картина?

Жизнь так устроена, что часто те, кто не готов читать длинные презентации (ну или чуть длиннее, чем 2-3 слайда или несколько страниц), однажды вынуждены будут читать длинные иски или (и так бывает) не менее длинные обвинительные заключения или (а скорее и/или) длинные расшифровки счетов юристов и различных консультантов.

И если сократить даже эти 2-3 слайда и дать простой ответ на вопрос: зачем комплаенс акционерам (владельцам)? – то ответ будет прост: чтобы не сесть (в тюрьму), чтобы не переплачивать юристам (адвокатам) и консультантам (потом) и не выплачивать штрафы регуляторам, клиентам или бизнес-партнерам из ранее полученных дивидендов, и чтобы не тратить свою жизнь не на то, о чем мечтал.

И еще, чтобы потом не говорить – ну, если б я знал «до»…

Инвесторы

Эти люди чаще всего наемные риск-менеджеры или IR-менеджеры институциональных инвесторов, крупных пенсионных фондов и других финансовых институтов, которые закованы в правила своих собственных внутренних политик и процедур, а также в правила их собственных регуляторов в отношении объектов инвестиций. Иными словами – в свои собственные комплаенс-правила. А еще на каждой бирже есть свои правила и критерии, и, если компания уже на бирже – инвестор «как бы» наполовину спокоен.

Но если компания еще на не бирже и хочет после IPO получить 1-2 млрд. долларов США/Евро и т.д., то именно для того, чтобы выйти на биржу – компании «заводят» комплаенс (или комплаенс-менеджера), как породистую собачку или дворецкого (уж простите за аналогию). Не очень ясно зачем именно, но раз интересуются: «а с кем Вы ходите на охоту?» или «а кто у Вас открывает дверь и проверяет, кто приходит к вам в гости?» – надо иметь приличествующий ответ. И тогда да, тогда один из первых фильтров пройден. Компания выходит на биржу (LSE, NASDAQ и т.д.) и соответствует всем необходимым и рекомендуемым минимальным требованиям.

И на всем этом можно прожить какое-то время, но через год-два инвесторы пришлют многостраничные вопросники, в которых будет много страниц по комплаенс-тематике. Вопросники будут хитрые (как тесты на экзамене) и если ответы не сходятся (например, с информацией с Годовых отчетов, или с данными звонков с инвесторами или даже слухами с рынка или онлайн-новостей) – то почти сразу встанет вопрос о «сбросе» ненадежных бумаг. И это все будет достаточно долго неочевидно, переговоры будут идти гладко, IR-службы будут исправно докладывает, что «все прошло отлично», пока уже не станет поздно и бумаги не будут сброшены, снизившийся курс акций не сделает акционеров беднее на N-миллионов или больше и не встанут более серьезные вопросы о выживании компании.

В реальности часто, чтобы дать подлинные ответы на эти вопросники в части комплаенс и в первую очередь комплаенс-рисков – нужно действительно знать ответы. А это значит, что как минимум должна в принципе быть такая категория рисков как комплаенс-риски, должны быть такие бизнес-процессы и такие люди, которые это умеют делать и делают, и могут дать реальные ответы в периоде.

Выплаченные штрафы, приостановление деятельности по ключевым активам или направлениям деятельности, выплаты регуляторам по судебным процессам или соглашениям (реализовавшиеся комплаенс-риски) – все это прямо влияет на то, зачем инвестор держит бумаги компании. И если те самые риск-менеджеры инвестора получает такую информацию – они принимают однозначные решения (в том числе с целью получения своих собственных бонусов) – выйти из участия/снизить пакет бумаг.   

Например, информация о выявленных нарушения антикоррупционных норм FCPA [1] приводили к колебаниям курса акций (в качестве примера можно посмотреть на курс акций Vimpelcom, МТС), свежий пример – информация об аварии в мае 2020 года и дальнейшем иске Росприроднадзора на более чем 146 млрд. руб. в адрес дочерней компании ГК Норникель также оказали влияние на снижения курса акций. 

Простой ответ на вопрос «Зачем инвестору нужен комплаенс?» – чтобы быть уверенным в получении больших дивидендов или, чтобы быть уверенным, что в нужный ему момент (а не тогда, когда надо успеть панически распродать и получить хоть что-то) он вернет с прибылью свои изначальные затраты в бумаги компании.

Регуляторы

Эти люди и структуры работают на государство. Их главными приоритетами являются соблюдение требований и контроль, а в случае несоблюдения – применение мер в целях наказания и понуждения к дальнейшему соблюдению.  

С точки зрения надзора за соблюдением требований регуляторы являются внешним комплаенсом, а служба комплаенса компании – внутренний регулятор.

Изначально, когда комплаенс-функция только зарождалась, была идея помочь компаниям изнутри создать тех, кто сможет упреждать нарушения и тем самым в целом способствовать повышению уровня соблюдения законов и требований. Такая верхнеуровневая общественная польза. 

А еще – комплаенс-требования и ожидания от действий самих комплаенс-офицеров выстроены так, что регуляторы ожидают от комплаенс обеспечения раскрытия нарушений в адрес регуляторов, выявленных в процессе внутренних комплаенс-проверок и мониторинга. И за это – получите и распишитесь: скидки в штрафах, менее жесткие меры и т.д.

Лежащий на поверхности пример в области санкционного комплаенса: если в связи с выявлением комплаенс-нарушения в ходе внутренних проверок принимается решение добровольно раскрыть нарушение в OFAC [2] – скидка в штрафе может составить миллионы долларов США.

Российский пример освобождения от ответственности за антимонопольные нарушения – действующая редакция ст. 14.32 КоАП предусматривает полное освобождение от ответственности в случае выполнения определенных условий (см. Примечание 1 к ст. 14.32).

Регуляторам не так важны продвинутые и креативные бизнес-стратегии, как собираемость налогов и штрафов, отсутствие общественного недовольства бездействием регуляторов.

Таким образом, если суммировать и упростить, то регуляторам комплаенс нужен для осуществления внутреннего контроля за соответствием в промежутке между проверками регуляторов.

Работники

Эти люди работают на саму компанию. У большинства их них заработная плата является единственным источником дохода. Акционеры (которые получают дивиденды), а также топ-менеджмент (которые с формальной точки зрения тоже работники) от них ожидают беспрекословного выполнения должностных обязанностей и указаний руководства.

И несмотря на то, что российский Трудовой кодекс во многом защищает интересы работника, на практике находятся множество вариантов как обойти эту защиту, когда работник становится «неугодным», «неудобным» или просто «из старой» команды и т.д. Для обхода защиты требований трудового законодательства к услугам компании, а точнее лиц, принимающих решения, опытные юристы, служба безопасности, HR-специалисты с опытом давления, написания безупречных юридических ловушек и стратегий переговоров об увольнении.

Как правило, когда ситуация начинает обретать черты увольнения, этому предшествует условный «туман войны», за которым скрыты многочисленные вопросы руководителя с одним смыслом ко всем сразу (юристы, HR и безопасность, а иногда и внутренний удит, и внешние консультанты) – что я могу использовать? В этом тумане раскладывается пасьянс для формирования переговорной позиции до тех пор, пока точка удара не сформируется и все не станет четким: и последовательность действий, и юридическая позиция и формирование необходимого пакета документов и т.д.

Было бы прекрасно, если бы все эти «туманы войны» происходили только в отношении настоящих мошенников, лентяев или взяточников, но в реальном мире это всегда люди против людей. И часто – против нормальных, честных, а часто – ярких людей. И что тогда есть у работника?

На практике этот инструментарий не очень богат: спокойно уйти, приняв все/любые предложенные условия, обратиться к своим внешним юристам (конечно, не к юристам компании) или написать жалобу на Горячую линию в комплаенс, как последний шанс хоть что-то исправить и сделать. И написание жалобы во многих случаях – это подлинный личный подвиг.

На Горячую линию приходят жалобы с различными темами, но тематика «принуждения к увольнениям», «оскорбления», «дискриминация» или «харрасмент» – одни из самых сложных, с точки зрения проведения внутренних расследований. В первую очередь потому, что требуют от расследующих жалобу комплаенс-офицеров полной объективности и отсутствие конформизма, ведь иногда – так многие начинают вдруг говорить «об интересах компании» и прочем, чтобы умерить пыл в поиске объективной картины мира в отношении заявителя.

Не всегда обращение на Горячую линию может спасти от увольнения, не всегда жалобы подтверждаются, не всегда возможно понять чье слово против чьего слова ложь, а чье правда, не всегда.

Но когда удается разобраться в ситуации, выявить недобросовестное поведение в отношении работника (например, женщины в разводе или многодетного отца), сохранить им работу (т.е. единственный источник дохода), изменить климат в конкретном коллективе, прекратить удушающее хамство «начальника-самодура» или взяточника, желающего поставить «своего удобного» человека, то в эти моменты становится ясно зачем все это нужно: все эти контроли и обучения, каналы коммуникаций и «тон сверху». Потому что каждый таким образом уволенный работник в каком-то смысле становится сам по себе комплаенс-риском (потенциальным врагом) для любой компании. И если вернуться к началу – к акционерам и их репутации, и вообще смыслу того, ради чего они создавали эту компанию и какой они хотят ее видеть, – то вряд ли такой, какой она станет в глазах такого работника, его окружения и т.д.

Итак, если коротко – то работникам (подчеркну, что речь идет о честных, добросовестно исполняющих свои обязанности работниках) комплаенс нужен, чтобы можно было спокойно работать и развиваться в компании, в которой соблюдаются принципы делового поведения и этики, где никто никого «просто так» и «ни за что» не выкинет на улицу и не будет оскорблять, если у тебя другой взгляд на что-то, другой цвет кожи, иная религия, сексуальная ориентация или гендер.   

Так кому нужен комплаенс?

Резюмируя изложенное для кого и зачем нужен комплаенс:

Акционерам – чтобы не сесть (в тюрьму), чтобы не переплачивать юристам (адвокатам) и консультантам (потом) и не выплачивать штрафы регуляторам, клиентам или бизнес-партнерам из ранее полученных дивидендов, и чтобы не тратить свою жизнь не на то, о чем мечтал.

Инвесторам – чтобы быть уверенным в получении больших дивидендов или чтобы быть уверенным, что в нужный ему момент он вернет с прибылью свои изначальные затраты.

Регуляторам – чтобы быть уверенными в осуществлении внутреннего контроля за соответствием в промежутке между проверками.

Работникам – чтобы можно было спокойно работать и развиваться в компании, в которой соблюдаются принципы делового поведения и этики.

В мире противоречивых интересов даже между, казалось бы, сторонами по разную сторону баррикады комплаенс нужен всем заинтересованным сторонам, только по разным причинам.

И эффективная система комплаенс с одной стороны действительно может на первом этапе вскрыть Ящик Пандоры с серьезными комплаенс-рисками, которые ранее замалчивались, умышленно скрывались или просто были незаметны, но дальше, если смотреть в будущее – то комплаенс поможет обеспечить капитализацию компании, долгосрочное развитие и надежную репутацию и акционерам, и инвесторам, и работникам, а регуляторы смогут быть удовлетворены уровнем соответствия и, например, перестанут изобретать все более изощренные способы контроля и/или невозможные к исполнению требования.

Маргарита Хоменко

Маргарита Хоменко, LLM
Управляющий партнер Центра комплаенс-решений Compliance elements, Директор по развитию RBEN (Российская ассоциация этики бизнеса, комплаенса и КСО), профессиональный коуч по стандартам ICF, автор коучинговой программы «Стратегия levelUP» по развитию стратегического мышления

Telegram-канал ComplianceCraft о комплаенс, комплаенс-рисках для бизнеса. Знаковые кейсы, законы, публикации, информация о мероприятиях в области комплаенс и многое другое от Маргариты Хоменко и Центра комплаенс-решений Compliance elements.


[1] Закон о коррупции за рубежом США (англ. Foreign Corrupt Practices Act, 1977)

[2] Управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC, Office of Foreign Assets Control)

Яркие идеи рождаются благодаря взаимодействию с другими людьми, обмену энергией, эмоциями и мыслями.

На Executive Assembly «Genesis» мы будем «добывать совместный огонь» для достижения личных и бизнес-целей через призму взаимодействия людей и команд между собой, с CEO и владельцами компаний

16 апреля ждём вас на Executive Assembly «Genesis», единственной в своем роде (не)конференции для топ-менеджеров и inhouse-юристов крупнейших российских и иностранных компаний.

Как все будет проходить? 

Вас ожидает обучающая и развлекательная программа с элементами известного иммерсивно-мотивационного шоу, тренинги, TED-выступления, сторителлинг, групповая работа, игры, музыка, фитнес и мультимедиа, а также много других сюрпризов.

Зачем это нужно лидерам команд? 

  • Прокачаете навыки и знания.
  • Осознаете свой потенциал и возможности команды.
  • Обнаружите точки роста, о которых ранее не задумывались.
  • Получить мощный заряд энергии и вдохновения.
  • Обменяетесь честным опытом и идеями с топ-менеджерами самых влиятельных компаний в стране. 

Ворвитесь в весну со свежими силами и новыми возможностями. Регистрируйтесь уже сегодня!