Целеустремлённым людям часто становится тесновато не только в рамках одной должности и профессии, но и в рамках одной страны. Редакция The Paragraph Magazine взяла интервью у троих наших соотечественников, инхаус-юристов, которые добились максимальных высот в корпоративном праве в России. Все трое не побоялись в эпоху глобальных перемен, связанных с пандемией COVID-19, переместиться в другую страну вместе со своими семьями и продолжить развитие карьеры в Дубае. Как им работается в новых условиях, на что опереться тем, кто хочет повторить их путь и какие подводные камни могут на нём ожидать – об этом состоялся наш «большой разговор с большими личностями».

В Дубай тебе никогда не говорят «нет» напрямую

Денис Аврущенко

Денис Аврущенко, генеральный директор AC Ltd. DMCC Branch

Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь в Дубай?

Российская финансовая группа компаний, осуществляющая операции доверительного управления, брокерские операции и торговые операции на рынках ценных бумаг, в которой я работал последнее время, приняла решение о создании офиса в ОАЭ в целях продолжения и расширения международных проектов. В Дубай я создал компанию, входящую в группу, и осуществляю ее всестороннюю поддержку.

Характер моей деятельности кардинально отличается от той, которой я занимался, возглавляя юридические службы, однако, я имел дистанционный опыт создания аналогичных структур на Кипре и в Гонконге. Получив предложение поработать над созданием компании в ОАЭ, я с удовольствием принял его, понимая по предыдущему опыту, как много новых людей придется встретить, окунуться в специфику создания и ведения бизнеса в регионе, в моем случае современном, многонациональном и постоянно развивающемся регионе.

В связи с тем, что проект в ОАЭ был открыт как бессрочный, я перевез сюда жену и детей.

Чем отличается подход к ведению бизнеса в Дубай от того, к чему вы привыкли в России?

Здесь достаточно сложно решаются формальные вопросы – к примеру, открытие счетов, а о кредитах для компаний я вообще не говорю. Ты приносишь пакет документов на рассмотрение, затем банк запрашивает ещё документы, ещё, и, в итоге, не даёт никакого ответа, ждать можно месяцами. В Дубай тебе никогда не говорят «нет» напрямую, но могут попросту не подходить к телефону. Это часть местной культуры – вероятно, людям просто неприятно тебя расстраивать.

Банки настроены достаточно опасливо, им интересны большие, давно известные на рынке компании с местным руководством, по отношению к российским компаниям я тоже замечаю определённую настороженность. Несмотря на то, что к антироссийским санкциям ОАЭ никакого отношения не имеют, тем не менее к позиции европейского сообщества государство прислушивается, что, безусловно, сказывается на более острожном отношении к российскому капиталу.

Безусловно, вам помогут открыть и развить бизнес и здесь, но это будет стоить больших денег и займёт определенное время.

Легко ли вам и вашей семье после Москвы с её насыщенной культурной жизнью и налаженными социальными связями жить в Дубай?

Дубай – мультикультурный город, скажем, в школе, в которую ходят мои дети, можно насчитать представителей более 40 национальностей, есть школа по соседству, обучающая детей 80 национальностей! Мы активно общаемся с соседями разных культур и вероисповедания, и это довольно интересный опыт. Разумеется, культурная жизнь здесь не такая яркая, как в Москве, но гастролируют театры, проходят интересные премьеры и совершенно очевидно, что государство делает все возможное, чтобы получить статус «Лучшего города для проживания человека» к 2040 году, что было недавно заявлено правительством Дубай.

Денис Аврущенко Дубаи

К чему, на ваш взгляд, нужно готовиться, переезжая в Дубай?

Здесь достаточно высокие затраты на жизнь, впрочем, как и уровень дохода. Умножайте все суммы на два, и получите примерное представление об уровне жизни в Дубай. При этом качество обслуживания оставляет желать лучшего, начиная от сантехников, заканчивая парикмахерами, и я сейчас сравниваю с тем качеством услуг, которое получал в России. Можно найти очень хороших специалистов, но далеко не всем к ним могут позволить себе пойти по заявленным ценам.

Надо понимать, что это совсем другой регион, другая культура, и, если говорить о познании истории, общении с людьми, то жить здесь очень интересно. В роли туриста ты точно не успеешь проникнуться реалиями местной жизни и традициями. Так, в Рамадан в общественных местах не рекомендуется даже пить воду, и, будучи экспатом, стоит делать это так, чтобы никто не видел. Конечно, тебя не арестуют за глоток воды на публике, но это невежливо по отношению к соблюдающим пост в Рамадан. В ОАЭ живёт и работает большое количество экспатов, и правительство делает определённые поблажки для них, подстраивается под новый мир. Если помните, раньше в Дубай не пускали молодых одиноких девушек, действовал запрет на совместное проживание не расписанных пар, сейчас же это разрешено. В этом году впервые в Рамадан ресторанам и кафе разрешено не вывешивать ширмы на витрины, скрывая от прохожих обедающих, не соблюдающих пост людей. Насколько можно, правительство пытается на законодательном уровне идти навстречу Европе.

В общественном сознании современный Дубай воспринимается как некий «сад будущего», в котором собраны цветки со всего мира – стартапы, инновационные компании. Так ли это, на ваш взгляд?

Многие международные корпорации сегодня также имеют свои headquarters в Дубай, например компания DHL, в которой я ранее работал. Всё-таки это безналоговая юрисдикция, хотя, как я сказал, дорогая, в любом случае. Она, к тому же, имеет удачное расположение по отношению к Европе и Африке. Отсюда супервайзеры могут легко «покрывать» большие регионы. Если уж логистический бизнес так думает, значит и остальные могут такого мнения придерживаться.

Моя релокация – это большое приключение

Алексей Мягченков, руководитель юридической службы FARFETCH в России, СНГ и на Ближнем Востоке

За последние три года бизнес FARFETCH вырос на Ближнем Востоке в десятки раз, поэтому релокация Алексея из Москвы в Дубай стала логичным продолжением его работы в регионе. Для журнала The Paragraph Алексей рассказал о преимуществах гибкой организационной структуры в международной корпорации, о плюсах и минусах жизни в Дубае, а также о направлении комплаенс, которое сегодня развивает компания.

Алексей Мягченков, руководитель юридической службы FARFETCH в России, СНГ и на Ближнем Востоке

Как сегодня устроен FARFETCH: сколько человек работает в компании, как взаимодействуют между собой члены legal-команды из разных стран мира?

В этом году компании исполняется 13 лет. FARFETCH имеет штаб-квартиры во многих странах мира: в Северной и Южной Америке, России, ОАЭ, Китае, Гонконге, Японии, Индии, Мексике и других, головной офис находится в Лондоне. На сегодняшний день в компании работает около 60 юристов. Региональные юристы отвечают за сопровождение локальных команд, но есть также и глобальная экспертиза, у нас отлично выстроено кросс-функциональное взаимодействие внутри команды. Моя позиция называется Senior Head of Legal, мой менеджер – Вице-Президент по правовым вопросам, который, в свою очередь, подчиняется Chief Legal Officer.

По вашим словам, удалённое управление юридической функцией на Ближнем Востоке вы осуществляли и раньше. Ощущаете ли вы перемены в рабочем режиме после переезда? Вырос или, наоборот, снизился уровень стресса, появилось ли больше переработок?

Пока оценить это довольно сложно, поскольку переездом я занимаюсь только с начала февраля. Приехав в Дубай, мы с женой сразу занялись поиском квартиры, и я должен предупредить тех, кто может с этим столкнуться в будущем: арендодатели чаще всего требуют оплату за год вперёд, реже – за полгода. Оплату принимают чеками, которые здесь очень распространены: одним или двумя, в исключительных случаях – четырьмя чеками в год. Конечно, подобные заботы, связанные с переездом, добавляют стресса, тем более, когда у вас есть маленький ребёнок. Местные сдают квартиры совершенно пустыми, в них нет ни мебели, ни техники, максимум – это оборудованная кухня, поэтому нам пришлось потратить время и силы на обустройство.

Переработок я не замечаю, зато стало намного больше встреч с коллегами из региона (Ближний Восток). В России у меня есть команда, поэтому я могу больше времени посвящать бизнесу FARFETCH на Ближнем Востоке. В FARFETCH мы всегда очень обдуманно подходим к процессу формирования команды, активно пользуемся секондментом и case-by-case опциями, у нас развита практика взаимодействия между офисами в разных странах. Гибкий подход к управлению задачами – это про FARFETCH, так, например, я с 2017 по 2020 годы активно занимался нашей комплаенс-программой.

Вы были одним из инициаторов разработки и внедрения функции комплаенс на глобальном уровне в FARFETCH?

Да, совершенно верно, изначально мы работали над направлением совместно с нынешним Вице-Президентом (Group Legal), а после IPO осенью 2018 года– с Директором Legal & Compliance North America. Поскольку размещение акций прошло в Нью-Йорке (NYSE), к функции комплаенса добавилось много работы, связанной с регулированием публичных компаний в США. В связи с этим в нашем Нью-Йоркском офисе за 2020 год собралась команда американских юристов, которые теперь отвечают не только за сугубо «американскую» часть работы, но и вместе с юристами из других стран продолжают развивать нашу комплаенс-программу.

Сегодня многие компании в России стремятся внедрить у себя межфункциональный подход и те бизнес-практики, о которых вы упомянули ранее, но не у всех это получается. Назовите три необходимых условия, опираясь на которые, можно успешно реализовать эти идеи.

На мой взгляд, нет какого-то универсального рецепта. Я искренне считаю, что корпоративная культура FARFETCH – лучшая из тех, в которых мне приходилось работать, а в юридической профессии я уже 21 год. До 2015 года я работал с банками, а после ушёл в электронную коммерцию, и могу сравнивать – корпоративные культуры в этих отраслях сильно отличаются.

Отчасти это связано с сильной зарегулированностью банковской сферы, отчасти с относительной молодостью электронной коммерции. В FARFETCH есть все возможности для самостоятельного выбора проектов. Когда я захотел заниматься глобальным комплаенсом, меня поддержали. И так происходит постоянно в компании: очень часто название должности не отражает и половины того, чем занимаются коллеги. Мне кажется, для такого подхода важны желание, страсть, интерес и культура открытости новому в компании.

Как отреагировала ваша семья на новость о переезде?

Семья меня поддержала: мы с женой начали обсуждать вопрос о переезде ещё прошлым летом – вместе думали, какие семейные преимущества предоставит нам релокация. Есть и плюсы, и минусы. В каком-то смысле мы отрываемся от родных – бабушек, дедушек, братьев, сестёр, от привычного круга общения. С другой стороны, за 2020 год мы привыкли общаться со всеми удалённо. Есть разные мелочи, на которые обращаешь внимание, только лишившись их. Например, в Дубае маску надо носить всегда и везде, даже на улице, несмотря на очень жаркую погоду. Хотя и к этому можно привыкнуть.

Большой минус – это ритм жизни, который сильно отличается от московского. И я, и моя жена очень любим Москву. Я считаю Москву одним из лучших городов мира по многим критериям: уровень и стоимость медицинского обслуживания, сервис, развлечения. С другой стороны, Дубай – очень безопасный город: самой «громкой» криминальной новостью Дубая в январе стала кража верблюда.

Ещё плюс – это развитый рынок детских садов (nurseries), которых здесь довольно много и это очень удобно. Мы подумали, что, общение с детьми из других культур положительно скажется на развитии ребенка, и, не в последнюю очередь, на изучении языков.

У моей жены есть свой бизнес в сфере моды, и мы смотрели на переезд еще и как на возможность для нее попробовать свои силы на новом рынке. Она уже проделала большую работу: нашла ресурс, где Дубае можно зарегистрировать малый бизнес, открыть расчётный счёт и развить канал продаж. Здесь здорово развиты сервисы доставки, москвичи могут даже удивиться – многое доставляют быстрее, чем в Москве. Благодаря климату все курьеры могут перемещаться на мопедах и пробки им не мешают. Поэтому компании, которые привозят свои товары к дверям клиента, могут гарантировать точное время доставки. Кроме того, здесь ты можешь не беспокоиться о том, что товар будет украден, если ты не забрал его сразу.

Есть ли у вас какое-то коммьюнити, диаспора, тусовка единомышленников, на которые можно опереться здесь, в Дубае?

Одна из причин, по которой мы выбрали именно район, в котором сейчас живём – здесь также проживают коллеги из FARFETCH, которых я знаю. Это прекрасные люди. Глобальная команда FARFETCH – это большое мультикультурное сообщество, в котором ты постоянно общаешься с разными людьми. К примеру, в нашем дубайском офисе сегодня работают 60 человек тридцати разных национальностей.

Можно ли сказать, что эта релокация – большое приключение, которое вы организовали для себя с поддержкой компании?

Да. Одна из наших ценностей – be human. И это выражается во всем, включая поддержку внутренней релокации сотрудников. В данном случае моё стремление помочь компании и быть там, где я сейчас нужнее, совпали с запросом со стороны руководства. В финансовом мире я такого не встречал.

Двигаться дальше, что бы ни случилось

Анастасия Шкарина, член правления, региональный директор юридической службы Unilever в России, Украине, Беларуси, Северной Африке, Ближнем Востоке, Турции, Иране и Израиле.

Релокация Анастасии в Дубай состоялась в марте 2020 года и совпала по времени со стремительно развивающимся ужесточением карантинных мер по всему миру. Спустя год редакция The Paragraph Magazine попросила генерального юрисконсульта одной из крупнейших в мире FMCG-корпорации поделиться своими впечатлениями о стране, культуре, профессиональной этике, а также дать несколько советов тем, кто только обдумывает возможность переезда в Объединённые Арабские Эмираты.

Анастасия Шкарина, член правления, региональный директор юридической службы Unilever в России, Украине, Беларуси, Северной Африке, Ближнем Востоке, Турции, Иране и Израиле.

Анастасия, вы не просто поменяли локацию, но также вышли на новый виток развития вашей карьеры. Сколько всего в глобальной сети Unilever существует руководителей вашего уровня?

В данный момент во всём мире позицию кластерного General Counsel занимает около 10 человек. Я вхожу в состав, так называемой, Unilever Legal Strategic Team, в которую входят 16 человек, включая Chief Legal Offcier Unilever.

По вашим ощущениям, насколько увеличился уровень стресса после перехода на новую должность?

Стресс был обусловлен не столько сменой позиции в компании, сколько самой релокацией и всеобщим переходом на удалённую работу. Мне пришлось одновременно решать бытовые вопросы, связанные с переездом и налаживать связи со стейкхолдерами в представительстве в Дубае, плюс необходимость решать срочные вопросы в непрерывных онлайн-конференциях также отнимала много сил.

Легко ли вас отпустили коллеги в России? Ведь на родине вы также занимали высокую должность – более 5 лет вы возглавляли юридическую службу в России, Украине и Беларуси?

В Москве осталась надёжная команда, которая отлично справляется с текущими задачами – я крайне редко отвлекаюсь от своей нынешней работы, однако мы поддерживаем связь и обсуждаем актуальную повестку.

Дубай – город экспатов, и жёсткие правила мусульманской культуры здесь имеют определённые послабления. Но всё же, какие отличительные черты в местной деловой жизни вы могли бы отметить?

Мне было непросто привыкнуть к местной культурной специфике. Здесь люди более неспешные, размеренные и, зачастую, очень эмоциональные. Местное правительство также предпринимает меры для построения диалога с бизнесом, создают электронное правительство, но пока еще есть области для развития.

В контексте страны мы не можем проигнорировать тему гендера – вы женщина-руководитель, как в Дубае к вам относятся партнёры-мужчины?

Если говорить о формальном общении, то здесь никаких различий я не ощущаю, в ОАЭ работают люди со всего мира, как мужчины, так и женщины, деловой климат очень комфортный. Но что касается времени вне официальных переговоров, то определённые границы все же присутствуют.

Прошёл год после вашего переезда в Дубае. По вашему мнению, в качестве города для жизни здесь больше плюсов или минусов?

Я переехала сюда с мужем и младшей дочерью, и, могу сказать, что в Дубае отличные школы, повсеместно говорят на английском языке. Здесь безопасно, развитая инфраструктура, безусловно, очень интересен местный колорит, история и культура, которую мы стараемся изучить максимально глубоко, не только в отношении ОАЭ, но и Ближнего Востока в целом. Мы путешествуем по Эмиратам довольно много, благо ехать недалеко. Остальные передвижения, к сожалению, ограничены из-за пандемии. Но я очень скучаю по московской культурной жизни, по legal-сообществу, которое осталось дома. Несмотря на все плюсы, всё равно Москву заменить невозможно.

Дайте несколько рекомендаций вашим коллегам, которые собираются переехать в Дубае или другую страну, следуя за развитием своей карьеры.

До отъезда:

1) четко определить мотивацию и работу, которой придётся заниматься;

2) убедиться, что предлагаемые условия работы будут соответствовать ожидаемому уровню жизни;

3) осознанно принимать решение о переезде (с семьей/без семьи), мотаться туда-сюда не вариант, это будет сильно мешать работе;

После приезда:

1) потратить время на изучение местной культуры и особенностей ведения бизнеса;

2) не приступать к изменениям, пока не получишь представление о том, что было ранее сделано;

3) ожидать сюрпризов и особенностей, которые нужно принимать во внимание;

4) чётко определить стейкхолдеров в компании, где вы начинаете работать;

5) быть готовым к тому, что в какой-то момент наступит «дно» – всё плохо, ничего не получается, не знаю, как двигаться дальше, очень хочу домой — это естественный период, особенно в чужой стране. Так к этому и нужно относиться: двигаться дальше, чтобы не случилось.

Задавала вопросы и записывала – Екатерина Аксёнова