Трудно найти человека, который хотя бы раз в жизни не задумался: «А тем ли я занимаюсь?». Однако далеко не каждый решится оставить юридическую карьеру ради чего-то другого – манящего, но непредсказуемого. Наш сегодняшний герой свою жизнь менять не боится. Он буквально жонглирует разными профессиональными увлечениями. Вот он адвокат, вот – ресторатор, а вот – благотворитель… Знакомьтесь: совладелец юридической компании AMG Partners и агентства недвижимости Evans, председатель правления фонда помощи хосписам «Вера» и один из основателей благотворительной организации «Друзья» Дмитрий Ямпольский

Дмитрий, юридический мир хорошо знает Вас как известного адвоката. Как сложилось, что Вы стали бизнесменом и какую роль сыграл юридический бэкграунд?

На старте юридическая школа очень важна для карьеры, она учит структурному мышлению, помогает формулировать мысли кратко и ясно, делает человека пунктуальным. И это огромный задел для того, чтобы потом быть успешным в управлении бизнесом – да в чем угодно, в принципе. Мне эти навыки в жизни очень помогли. Умение договариваться, вести переговоры, об- щаться с людьми – немаловажная, а даже, возможно, ключевая часть успеха. И именно работа адвокатом дала мне огромный опыт. Тем более что учился я у ярких, талантливых юристов.

Желание перейти в бизнес сильно зависит от человека – не важно, ты юрист или финансист. Если есть склонность к предпринимательству, это значит, есть и склонность к разумному риску, и готовность в ущерб надежному будущему сделать шаг в неизвестность, и уверенность, что многие вещи зависят только от тебя. У каждого эти качества развиты по-разному. Некоторые мои коллеги и друзья точно знают, что это не для них, им комфортно иметь определенный стабильный доход. И если человеку неинтересно работать при меньшей фиксированной части, но более высоком проценте – это не предприниматель. И не важно, кто он, – это склад личности.

А есть такие (к ним я и себя отношу), кто предпочитает разумный риск. Мне было 25 лет, когда мы с другом открывали наш первый клуб. Тогда осознанного желания стать предпринимателем точно не было, было просто весело. Мы оба примерно понимали, что хотим делать, хорошо дополняли друг друга. И когда этот бизнес начал расти, появились новые направления. Тогда мне стало понятно, что управление, коммуникации, создание новых проектов и команд – очень интересное занятие.

И Вы решили отказаться от юриспруденции?

Нет, от юридической деятельности я не отходил. И, как мне кажется, развиваю свою практи- ку вполне успешно. У нас есть офис в Москве, в этом году откроемся в Лондоне. Я сам практиче- ски не консультирую, только по стратегическим вопросам. Моя задача найти правильную нишу, организовать процесс и привлечь клиентов. Юридический консалтинг – это очень интересно, но я сторонник построения его именно как бизнеса. Сейчас мы объединили практики с командой Светланы Бахминой под новым брендом.

Расскажите о своем первом ресторане. Как все начиналось?

У меня была профессия, я продолжал работать адвокатом, когда Митя Борисов позвал меня делать наш первый клуб «Апшу». Мест в Москве, где могла бы собраться творческая ин- теллигенция, было очень мало, и это оказалось правильным решением в правильный момент. Александр Бродский разработал дизайн, мы стали устраивать поэтические вечера, концерты. И только потом появились «Гоголь», «Маяк», «Жан-Жак»… Мы были и создателями, и потребителями наших услуг. Было весело, тогда никто не плани- ровал развивать это в мегабизнес.

Ресторанный бизнес стал Вашим главным увлечением?

Я не ресторатор. Здесь я занимаюсь ровно тем же, что и в других своих начинаниях: стра- тегией, развитием, управлением. Для меня это всегда бизнес с партнерами. Любой успешный бизнес всегда приносит новые возможности. Главное, не упускать их.

И Вы не упустили – стали активно заниматься благотворительностью…

Да, так получилось, что меня пригласили в фонд «Вера», который сейчас стал центром хосписного движения. Он назван в честь Веры Миллионщиковой, создателя и главного врача первого московского хосписа. С тех пор прошло 11 лет, и сейчас фонд вырос, это крупная благотворительная организация, поддерживающая восемь хосписов и Центр паллиативной помощи в Москве. Фонд помогает неизлечимо больным детям и взрослым, обучает медицинский персонал милосердному и профессиональному уходу, информирует общество о проблемах неизлечимых людей. Но одним из главных достижений я считаю то, что фраза «если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь» больше не вызывает вопросов и сомнений. Теперь мы двигаемся дальше и меняем представление людей о том, что хоспис – это страшное место. Это не так, в хосписах возможна жизнь – на всю оставшуюся жизнь, – если есть обученный персонал, помощь благотворителей и волонтеров. Эту мысль помогают донести члены попечительского совета фонда «Вера», среди которых известные артисты, писатели, журналисты, музыканты и врачи. Возглавляют совет Ингеборга Дапкунайте и Татьяна Друбич.

Пару лет назад вместе с Гором Нахапетяном и Яном Яновским мы создали фонд «Друзья», чтобы помочь индустрии благотворительности стать более профессиональной. Кстати, это успешный пример того, как бизнес-навыки помогают благотворительности. «Друзья» – это фонд фондов, агрегатор возможностей, знаний, ресурсов и опыта. Мы не занимаемся прямой адресной помощью, не выступаем посредниками между донорами и фондами и не оказываем помощь фондам пожизненно, а помогаем им стать устойчивыми и самостоятельными.

Дмитрий Ямпольский

Какой проект у Вас сейчас любимый?

Мне интересны разные направления. Сейчас я с большим интересом смотрю на образовательные и просветительские проекты, у которых, на мой взгляд, большое будущее. Классическое образование не всегда дает навыки практической работы. Маленький, но наглядный пример: после окончания МГУ у меня были только базовые знания и никаких тебе soft skills. Только представьте: я, начинающий адвокат, первый раз оказываюсь в СИЗО. Там девушка, которую только что арестовали, и она смотрит на меня как на последнюю надежду. На нее давит следователь: «Признаешься – выйдешь, не признаешься – будешь сидеть». И что мне делать? Ведь от моего совета зависит жизнь и судьба этой девушки. Важно принять правильное решение, а этому нас, студентов, не учили…

Именно поэтому мне интересно придумывать форматы, приближающие обучение к реальной жизни. Еще мне интересно изучать и участвовать в инициативах, связанных с разработкой инфра- структуры для пожилых людей.

Генерировать идеи – это талант или приобретенный навык?

Это желание увидеть новые ниши и любопытство. Есть люди, для которых развитие – разгон по одним рельсам, а есть те, кто смотрит вокруг и готов двигаться в разных направлениях. Лично для меня отсутствие нового – это стресс, мне без идей некомфортно.

Посоветуйте, стоит ли бросать привычную работу, чтобы заняться чем-то новым? Или лучше попробовать совмещать два дела?

Базовая профессия никогда никому не мешает. Связи, навыки, опыт – все это весьма полезно. Как бизнесмен могу вас заверить: диверсификация рисков очень важна. А подушка безопасности в виде профессии – тем более. Нужно пробовать. Чтобы в один прекрасный момент сказать себе «стоп» и полностью окунуться в то, что по-настоящему интересно.

Собственно, готовых рецептов здесь нет. Переходить в бизнес сложно, но интересно. Я считаю, что лучше попробовать и провалиться, чем всю жизнь жалеть об упущенной возможности.

Дмитрий Ямпольский

Как Вам удается управлять разными процессами без ущерба для результата и собственного work-life balance?

Стараюсь все совмещать. Я много работаю, но успеваю даже путешествовать. В любом бизнесе есть партнеры, на которых я могу положиться. Я стараюсь заниматься только тем, что интересно, от чего получаю удовольствие.

Плюс я умею переключаться. Стараюсь убрать в работе текучку и заниматься только вопросами, которые системно влияют на бизнес. Системность и регулярность – вот важнейшие составляющие успеха. Пусть хоть два часа, но каждому своему проекту я выделю. Для менеджеров проектов важно, чтобы руководитель всегда был до- ступен. Я должен всегда держать руку на пульсе. Каждый свой бизнес я построил с партнера- ми. Нас объединяют схожие мировоззрение, отношение к деньгам, уверенность, что мы не подведем друг друга. Кстати, не стоит забывать, что бизнес – это не вся жизнь.

В твоем окружении должны быть люди, у которых ты учишься. Тогда появляется время на все остальное.

Что касается работы с командой – ненавижу формат «сделай так, как я хочу, и отчитайся». Тогда человек полностью теряет способность принимать решения самостоятельно, становится примитивным исполнителем и, главное, не отвечает за результат.

Расскажите о Вашем самом большом провале.

Когда-то мы задумали сделать фотогалерею, где можно было бы купить принты хороших фотографов. Эта бизнес-идея провалилась. Однако я не воспринимаю провалы в линейном формате. Любой опыт расширяет кругозор и знакомит с новыми людьми. Все сложнее и глубже, чем просто опасность потерять деньги и время.

Вы наверняка любите готовить или как минимум вкусно поесть!

Я спокойно отношусь к еде. Когда друзья зовут в гастрономический тур, всегда отказываюсь. Нет ничего скучнее, чем ездить и есть.

Я по другой части. Недавно стал летать на планерах. Увлекся спонтанно – ехал на машине, увидел, впечатлился и решил научиться. Много занимаюсь дзюдо и бегом.

Я бизнесмен, а единоборства учат крепко стоять на ногах. И наоборот, бизнес-навыки помогают достигать успехов в спорте.

Дмитрий Ямпольский

Фото из личного архива Дмитрия, фотограф Елена Спасова

Беседовала: Ольга Демидова