О чем должен говорить юрист на интервью? Понятно, что о своих достижениях в работе, о том, что мешает сбыться всем мечтам, о своих коллегах, наконец. А Андрей Шаров, вице-президент, руководитель дирекции GR Сбербанка, решил рассказать «Параграфу»… о музыке. Нет, вы только послушайте!

Первая мелодия

Вот я работал в Белом доме (приближалось мое сорокалетие), проводил большое совещание по теме министерства культуры и вдруг как-то отвлекся. Стал думать о подарке себе на день рождения. Вспомнил, что с детства мечтал написать хотя бы одну мелодию. А надо сказать, что сознательно я стал ходить на концерты классической музыки с 16 лет и погрузился в нее с головой. Это та красота, мимо которой нельзя пройти.

…Я размышлял, а совещание шло своим чередом. Чтобы сочинять музыку, нужно научиться играть на инструменте. Конечно, речь шла о фортепьяно. Фортепьяно – инструмент очень близкий оркестру, он создает многоголосье. Плюс без особых переделок фортепьянная музыка легко сочетается с оркестром.

И я попросил одного из участников совещания подыскать мне учителя музыки. Через час раздается звонок: «Я Юрий Богданов, заслуженный артист России, профессор, лауреат (всего на свете)… Мне сказали, что вам нужен учитель музыки». «Ничего себе нашли репетитора», – подумал я тогда….

Мы встретились в Гнесинке. Он спросил, чего я собственно хочу? «Хочу написать хотя бы одну мелодию». Он поинтересовался, есть ли у меня музыкальное образование. «Нет». – «А ноты знаете?» Снова «нет». «А играть умеете?» И опять «нет».

Тогда Юрий спросил, какой композитор мне нравится? – «Бах». Он сел и стал играть. Я сразу узнал вторую часть шестой партиты Баха. Он удивился. И мы начали заниматься. Я хотел научиться играть «Лунную сонату» – Юрий предложил что-нибудь попроще, «Детский альбом» например. Но я настоял на своем.

Занимались мы так: он показывал руками отрывок из произведения, я повторял, запоминал, а дома заучивал. Через неделю я демонстрировал Юрию пройденный материал и разучивал следующий кусочек. Так прошло девять месяцев. Я разучил первую часть «Лунной сонаты» и в один прекрасный день написал первую в своей жизни мелодию. Сел и просто стал наигрывать. Поясню: мелодия – это то, что можно напеть голосом, играется она, как правило, правой рукой. Гармонию напеть нельзя. Гармония – это аккорды, оттенки, проще говоря, аккомпанемент к основному голосу.

Юрий, услышав мелодию, предложил сочинить для нее гармонию. Так и получилось мое первое произведение. С тех пор прошло почти пять лет. За это время мы с Богдановым и Российским национальным оркестром записали два компакт-диска – 100 минут симфонической музыки. Еще 15 композиций пока не оркестрованы, я планирую записать их в этом году.

Юрий – пианист, я – дилетант, а весь музыкальный материал нужно было оркестровать. С пианино перевести на скрипки, виолончели, валторны, фаготы, флейты, английские рожки.

По рекомендации мы нашли оркестровщика. Правда, тогда он понятия не имел, что он гений оркестровки. Был виолончелистом, закончил Московскую государственную консерваторию. Но ему поставили задачу оркестровать, и он прекрасно справился – разложил три произведения, да так хорошо, что, когда я слушал, у меня текли слезы.

Музыка не знает цензуры

Итак, проект сложился. Я пишу мелодию, мой учитель и друг Юрий Богданов под моим авторским «надзором» пишет гармонию. Потом готовое фортепьянное произведение оркеструется нашим товарищем, тем самым виолончелистом Антоном Карлиным.

Но мало написать музыку – ее еще нужно записать. Это увлекательное занятие, но сложное. Я же не понимаю, что написано в нотах. И могу корректировать партитуру, только когда слышу свою музыку в исполнении оркестра. Труба может быть лишняя или тромбоны слишком гудят. И мы на живую с Антоном и оркестром правим ноты.

Чтобы записать 20 минут музыки, нужна четырехчасовая репетиция для 60 человек оркестра и четырехчасовая запись. Получается, восемь часов работы ради 20 минут.

С тех пор я проникся трепетным уважением к музыкантам и тем, кто создает музыку, – это филигранный труд. Одна неверная нота может разрушить самую совершенную гармонию. Как и в стихах, одно слово может сломать рифму.

Буквально недавно я решил все-таки выучить ноты. И Юрий нашел учителя сольфеджио – выдающуюся пианистку Анну. В свои 22 года она играет с лучшими оркестрами мира. Ноты и понимание, из чего состоят тональности гармонии и мелодии, дают больше инструментов для создания собственной музыки. Сейчас благодаря хорошему слуху я пишу интуитивно. Ловлю собственное настроение и кладу его на ноты. Это способ показать, что у меня в сердце и в мыслях. Музыка прекрасна тем, что не знает цензуры. Попробуйте свои мысли оформить в текст. Сколько всего придется вычеркнуть…

Концерт для друзей

Если говорить о творчестве как о бизнесе, то я еще не начал стадию продаж. Рано или поздно, безусловно, придется выбрать какую-то форму популяризации своих произведений. Нужен человек, который будет знать, как этим правильно заниматься. Сам я не хочу: не умею. Пока разместил три своих произведения в iTunes. Но я не спешу – симфоническая музыка не устаревает, она вне времени.

Вместе с друзьями мы выявили девять ступеней восприятия классической музыки. С человеком, который может получать удовольствие от Малера или вальса Рихарда Штрауса из «Кавалера роз», уже есть о чем поговорить. Человек же неискушенный скажет, что это не музыка, а какие-то диссонансы. Мое музыкальное развитие как раз и есть восхождение от Моцарта к Малеру. Я стал получать удовольствие от того, что десять лет назад вообще не считал музыкой. Развивается слух, и начинаешь понимать великих мастеров, их более сложный язык.

Как-то я организовал концерт для своих друзей. Многие пришли из уважения ко мне, ведь они не знали, что услышат. Последствия оказались крайне трогательными. Кто-то вспомнил, что в юности у него были хороший голос и мечта записать свои песни на диск. Дети моих друзей, которые побросали занятия на музыкальных инструментах, вновь вернулись к урокам. Один юноша даже стал лауреатом конкурса исполнителей на гитаре. У людей стали происходить позитивные творческие изменения. Это удивительно и для меня, и для них.

Для меня музыка – это разговор с самим собой на языке нот. Слушая свою музыку, я слушаю сам себя.

Если вы спросите, как я пишу музыку, я не смогу ответить. Не знаю, почему я ее пишу, и планов себе не строю. За полгода я не написал ни строчки – созвучия появлялись и сразу улетучивались. И вот совсем недавно сочинил сразу три композиции. Или однажды в душе осенило: я выскочил и быстро напел на диктофон. В итоге написал озорную композицию «Карнавал».

Если я кому и завидую, так это музыкантам, которые могут читать партитуры и тут же напевать, комментировать. Это классно.

Вопрос желания

Я хочу, чтобы мое произведение услышали миллионы. Самое реальное для этого – написать саундтрек к фильму, популярному сериалу, рекламе или озвучить компьютерную игру. Правда, в стрелялках музыка специфическая. Еще я мечтаю о собственной сольной программе с хорошим симфоническим оркестром. Чтобы люди приходили в филармонию и наслаждались красивой музыкой.

В Доме музыки на вечере вальсов исполнили одно из моих произведений. Сижу, вокруг полный зал. Перед каждым произведением анонсируют авторов: Штраус, Рахманинов, Чайковский – зал аплодирует. И вот объявляют: Шаров, Богданов «Смольный вальс» – в ответ тишина. Играют вальс, а когда оркестр затихает, сообщают, что композитор присутствует в зале. Встаю, кланяюсь и срываю шквал оваций. В общем, было здорово. После концерта я понял, что такое популярность.

Музыка обладает способностью менять людей. Очень рекомендую освоить хотя бы один инструмент или заняться вокалом. Без творчества нельзя создать нового, в этом случае вы обречены копировать и догонять чужой успешный опыт.

Слух в той или иной степени есть у всех, его элементарным проявлением можно назвать умение различать голоса знакомых. А дальше вопрос желания и усилий для его развития.

Проекты, которыми можно гордиться

Композиторство – это один из проектов, которым я горжусь. На самом деле мне посчастливилось реализовать несколько интересных, масштабных идей. В 25 лет я защитил диссертацию на тему «Правовые и организационные вопросы государственной службы». И всю свою работу воплотил в жизнь. Я описал сервисное государство, оказывающее услуги гражданам через дружелюбный интерфейс.

Я благодарен юридическому образованию – оно дало мне процессуальное мышление, то есть мышление процессами. Нельзя создать Эйфелеву башню, не разложив ее на элементы и уже потом не собрав воедино в определенной последовательности. Работа юристом научила меня еще одной важной вещи – всегда и в любой ситуации, прежде чем принять решение, выслушать две стороны.

Я стоял у истоков создания центров оказания многофункциональных услуг гражданам. Теперь это называется «Мои документы». Сейчас у людей уровень удовлетворенности такими услугами государства – 85%, почти как у компании Google. А начиналось все с 14%. Такой прорыв.

Второй проект – создание инфраструктуры по поддержке малого бизнеса в стране, начиная с принятия Закона о малом предпринимательстве и заканчивая гарантийными фондами и бизнес-инкубаторами. Для того чтобы малая компания выжила, ей часто нужна помощь государства. В стране созданы сотни инкубаторов, в которых предприниматели начинают свой бизнес в тепличных условиях. Три года наставники обучают их бизнес-процессам, помогают с финансированием, после чего бизнес уходит в свободное плаванье. Десятки тысяч компаний успешно стартовали с помощью этого проекта.

Фото из личного архива Андрея Шарова

Текст: Елена Салина




Приглашаем топовых инхаус юриств России и СНГ на Legal Executive Summit – первое и единственное в своём роде неформальное юридическое событие, где нет ни слова о законах! На этот раз, встречаемся на Кипре!

Участникам предстоит глубокое погружение и активное включение в образовательную часть саммита в духе лучших школ MBA.

1. Образовательная программа
Тренинги и мастер-классы на тему лидерства, коммуникаций, влияния, развития себя и команд

2. Развлекательная программа
Экскурсия на винодельню “Oenou Yi”, игра в “Квиз, плиз!”, фуршеты, шоу, танцы, караоке, морская прогулка и водные виды спорта

Зарегистрироваться и узнать подробности можно по ссылке.