Все, кто читал Агату Кристи, точно знают, как выглядит настоящий английский юрист –  это утопающий в мягком кожаном кресле в отделанном деревом кабинете посреди кип бумаги несколько нудный педантичный человек, аккуратный, кристально честный и порядочный, часто еще старый и мудрый. Возможно, он также никогда не улыбается, по крайней мере, Агата об этом ничего не сообщает. История умалчивает, насколько этот образ близок к реальности. Тем не менее, очарование викторианских времен надежно укрепило его в нашем сознании, и мы не желаем с ним расставаться, невзирая ни на что.

Надо отметить, что этот образ многие переносят на всех юристов вообще, независимо от их национальной принадлежности, подданства и других жизненных обстоятельств.

Однако я, как человек из юридической среды, хочу задекларировать, что юристов, обладающих всем набором перечисленных свойств, я встречала очень мало, а если уж говорить правду – то не встречала вовсе. И нет, я не о том, что юристы не честны или не порядочны. Я о том, что юристам не свойственно занудство, педантами они являются только в работе – хотя не все, аккуратностью блещут не всегда, ну и любят повеселиться. Как ни странно, юристы просто люди, и как все люди, они имеют свою индивидуальную характерную физиономию.

Тем не менее, нельзя не заметить, что есть черты, присущие практически каждому из нас, вросшие в нас, всосанные с молоком нашей альма-матер. Вероятно, постоянное прикосновение к тайнам юриспруденции имеет некую власть трансформировать души. Это так называемая профессиональная деформация или, говоря языком науки, когнитивное искажение психики, обусловленное влиянием факторов профессиональной деятельности. Мы часто их не осознаем, не видим и не ощущаем, но они есть, как тот суслик.

Сразу хочу предупредить, что я не претендую на обобщающий характер своих выводов, они касаются не всех до единого моих коллег, есть и исключения. Это лишь попытка осмыслить свои личные наблюдения.

Итак, данные искажения бывают разного рода, среди них есть и позитивные, и негативные – с точки зрения того, каким образом они на нас влияют. Я хочу поговорить о негативных, так как с некоторых пор поняла, что они определенно мешают в жизни и в работе.

Например, первое из них – это укоренившееся убеждение, что все надо делать так, как надо, т.е., действовать по правилам, соблюдать порядок и дисциплину, ведь закон и порядок священны и нерушимы.

И все бы хорошо, но это иногда играет с нами злую шутку. Ведь если закон несправедлив, лоббирован кем-то или устарел и препятствует прогрессу, то не грех ведь его красиво обойти, если есть возможность, а может даже и нарушить, если хорошенько взвесить все риски и выгоды. Ортодоксальный юрист будет решительно против, напишет мотивированное пространное заключение и гордо поставит на нем подпись, расцарапав бумагу ручкой на волне эмоций. Да, возможно, общее дело (а может, и реальные люди) больше пострадает от соблюдения закона, чем от его не соблюдения, но кого это волнует, если на кону профессиональная гордость.

Это убеждение управляет жизнью юриста, а значит:

(а) лишает гибкости, способности нарушать правила, когда это нужно, даже если это никому не причинит вреда;

(б) приводит к перманентному избеганию любого риска, т.е., обездвиживает человека, ведь лучший способ управлять рисками, с его точки зрения – это ничего не делать;

(в) порождает страх действовать за пределами известного, при попадании в хаос выбивает почву из-под ног и создает ощущение потери ориентиров, а если хаос слишком велик или непреодолим – заставляет задумываться о сжигании диплома и смене специальности;

(г) стимулирует развитие бюрократического мышления, вплоть до абсурда, когда забывается цель введения порядка, и этот порядок становится самоцелью.

Второе негативное искажение – это, конечно же, корона, которая царапает потолок.  Это просто проклятие профессии. Особенно, если этот юрист работает в единственном лице и привык ногой открывать дверь в кабинет директора, либо если он руководит другими юристами. Думаю, это присуще не только многим юристам, но и учителям, священникам, психологам и людям прочих профессий, которые по роду деятельности призваны учить других, как надо делать и как не надо.

Те юристы, которые уверенно заявят вам, что у них нет короны – лукавят однозначно, так как именно у них она окажется больше, чем у всех остальных.

Короной я называю убеждение в том, что человек все знает в своей профессиональной сфере, а если чего не знает – то знает, где это найти. При этом, он не просто все знает, но знает это «все» лучше всех, ну и лучше других юристов, разумеется. Ведь в глубине души он твердо убежден, что он второй Плевако, да и с Витрянским бы поспорил.

Корона очень вредит человеку, так как мешает:

(а) осознать свои ограничения, т.е., здраво оценивать свои силы и возможности;

(б) эффективно работать с критическими замечаниями в свой адрес;

(в) увидеть свои зоны роста, а значит, профессионально совершенствоваться;

(г) развиваться, так как человек не видит для себя необходимости учиться (чему они могут меня научить, я сам все прочитать могу!);

(д) продуктивно работать в команде, сотрудничать, слышать чужое мнение, ценить чужую работу или вклад других в общее дело, вызывает желание придираться к другим, чтобы доказать свое превосходство;

(е) раздувать незначительную проблему до гигантских масштабов, чтобы утвердить свою значимость.

На самом деле, эти искажения мешают не только человеку, подверженному им, но и создают массу проблем для компании, в которой работают такие люди. Любому руководителю юридической службы стоит знать о них, уметь распознавать их наличие в себе и подчиненных и корректно с ними работать, чтобы нивелировать их негативное влияние. Разумеется, знать о них важно и самим обладателям этих деформаций.

Эти искажения имеют свои корни в личных психологических проблемах человека, и без их решения справиться с профессиональной деформацией может оказаться не под силу. Однако, безусловно, осознание своих проблем – это уже половина пути к их преодолению.

Мисюра Лейла

Автор: Мисюра Лейла
Юридический департамент ООО «Объединенные кондитеры» (ТОП-3 FMCG бренды: «Красный Октябрь», «Рот Фронт», «Бабаевский»)