Уроки плаванья на открытой воде

Когда человек с детства осознает себя гуманитарием, выбор профессии для него значительно упрощается. Если не историк, филолог или журналист, то, разумеется, юрист. Так было и у Дмитрия Корончика, ныне Руководитель юридического департамента компании Лемминкяйнен Строй. Впрочем, он мог бы оказаться сейчас и защитником в какой-нибудь известной футбольной команде. Но не случилось.

Две дороги

Моя жизнь вполне могла бы пойти совсем по другому сценарию. Я довольно серьезно играл в футбол – и на детском, и на юношеском уровне. Правда, это происходило не в ущерб учебе – так настаивали родители. А когда пришло время выбора дальнейшего пути, я, хоть и с тяжелым сердцем, все же сделал его в пользу института и будущей карьеры.

Последние надежды стать профессиональным футболистом умерли на первом курсе. Мне тогда позвонил мой бывший тренер и предложил поехать на просмотр в команду второй лиги, которая собиралась в Венгрию на сборы. Им как раз был нужен крайний защитник – позиция, которая мне нравилась и на которой я чувствовал себя очень уверенно.

Все было по-взрослому – на горизонте маячили пусть и небольшой, но все же контракт, бесплатная экипировка и возможность заявить о себе в большом футболе. Но, извините за избитое выражение, корабль мечты разбился о суровые скалы реальности. Мама, узнав о таком повороте событий, просто спрятала мой загранпаспорт. Времени получать новый не оставалось, поэтому я был вынужден пойти своей дорогой, а футбол пошел своей.

Хотя этот разрыв дался мне нелегко – лет до тридцати продолжали сниться сны о том, как я выхожу на поле. Только недавно меня отпустило. Однако ничего не проходит бесследно – на московском этапе карьеры, длившемся без малого шесть лет, футбол стал для меня серьезным инструментом социализации.

Кризис нажал на паузу

После окончания института (примечание: родился и вырос я в Петербурге) мне удалось устроиться на работу в хорошую девелоперскую компанию. При этом от мира высокой юриспруденции, где правят бал породистые консультанты со своими топовыми клиентами и где каждый второй юрист либо имеет LLM, либо стремится его получить, я был крайне далек. Скажу больше: о его существовании я даже не подозревал. Поэтому в небольшой финской юрфирме я оказался совершенно случайно. А дальше произошла уже совсем комичная история, которая во многом и определила мою будущую карьеру.

На фоне всего этого кризис 2008 года стал просто шоком. Все несется, сверкает, бьет ключом, а потом – ра-а-аз! – и будто кто-то вдруг нажимает на паузу.

На одной из дружеских тусовок состоялся довольно смешной диалог с моим хорошим приятелем, который сейчас занимает топовую позицию в крупной нефтяной компании. Уже тогда он был продвинутым специалистом, отучился в Оксфорде, поездил по миру и работал в московском офисе юридической фирмы Magic Circle. В ответ на вопрос, где тружусь, я с гордостью протянул свою визитку. Он взглянул на название компании и сказал: «Что-то не слышал про этих ребят». Когда же я, в свою очередь, прочитал на его визитке Freshfileds Bruckhause Deringer, то с легким сердцем сообщил, что это название тоже вижу впервые. Только спустя несколько лет, когда получилось немного приоткрыть завесу в мир большой юриспруденции, я понял, насколько смешно и нелепо выглядел тогда.

Чтобы разобраться с тем, кто же все-таки эти самые Freshfileds, я начал почитывать разные интернет-ресурсы юридической направленности и вынашивать идею переезда в Москву.

Подробности реализации этой идеи, полагаю, можно опустить. В результате в 2007 году я получил предложение возглавить юридический департамент одной из московских девелоперских компаний. Эта работа открыла для меня новый, неизведанный мир. Приходилось учиться на ходу, усваивать огромные объемы информации, все переваривать, впитывать нужное. Тот самый случай, когда, желая научить человека плавать, его просто выбрасывают в открытую воду. Но я не жаловался, даже наоборот.

Работа забирала у меня все свободное время, а любимые занятия отошли на второй план. Вообще надо сказать, что середина нулевых была очень взрывной, яркой, интересной. Наша компания активно входила в новые проекты, вела переговоры с инвесторами, мы создали несколько совместных предприятий, готовились к выходу на IPO. На фоне всего этого кризис 2008 года стал просто шоком. Все несется, сверкает, бьет ключом, а потом – ра-а-аз! – и будто кто-то вдруг нажимает на паузу. Люди замирают, машины на дорогах крутят колесами на месте, выпущенный в небо воздушный шар не летит…

Родные корни

Уверен, у каждого найдется множество историй о том, что случилось осенью 2008 года и с ним, и с фирмой, где он работал. Большинство таких историй будет раскрашено не в самые радужные тона (хотя есть, конечно, и другие примеры). Но в моей компании жизнь почти остановилась. Нет, над нами не висела угроза банкротства, речь о масштабных сокращениях тоже не шла, но не было сделок, никто больше не готовился к IPO, карусель перестала крутиться.

Свободного времени стало больше, и я вспомнил о том, что на полке пылятся кое-какие заброшенные увлечения. И решил позаниматься вокалом. Еще в далеком детстве я научился играть на гитаре. Ни о каком музыкальном образовании речь, конечно, не шла. Просто мне нравились девочки, а девочкам нравился парень с гитарой, поэтому я решил, что знакомство с инструментом, пусть и поверхностное, лишним точно не будет. Помог в этом вопросе папа – заставил меня выучить ноты, поднатаскал с переборами и аккордами, выдав мне тем самым своеобразный билет в музыкальную самодеятельность. Просто со временем я вдруг понял, что помимо повторения известных хитов мне хочется написать что-то свое. В итоге я попробовал – да так и не остановился. Теперь в домашней коллекции есть несколько студийных записей моих собственных песен. Правда, путь к этому был довольно долгим.

Началом послужил мой переход из инхауса обратно в консалтинг. Заскучав на работе, я понял, что, если хочу расти дальше, надо что-то менять. Начало 2009 года – времена смутные и для поиска работы непростые, но мне повезло. Я получил предложение присоединиться к команде юристов корпоративного блока в компании «Пепеляев Групп». Возвращение в консалтинг вернуло мне вкус к профессии, который ввиду вынужденного застоя немного притупился. А еще там я познакомился с людьми, которые помогли мне сделать первые шаги в музыке.

Началось все с того, что мы с коллегой, известным сейчас по проекту Simplawyer Антоном Вашкевичем, на новогоднем корпоративе исполнили пару песен. На следующем празднике нас было уже трое. Со временем появилась целая группа, с которой мы репетировали несколько раз в неделю. Правда в ней в итоге не осталось ни одного юриста, кроме меня, зато появились довольно неплохие музыканты.

Это было замечательное время и в профессиональном, и в человеческом плане. Но все течет, все изменяется – мой московский этап подошел к концу. В ноябре 2012 года мне предложили переехать обратно в Петербург и возглавить юридический департамент финской строительной корпорации. Корни потянули меня домой, и я с удовольствием это предложение принял. Тем более что в профессиональном плане это был значительный шаг вперед.

Все по-взрослому

Прошло уже четыре года, как я вернулся в город на Неве. Здесь, конечно, многое устроено иначе, чем в Москве, жизнь более размеренная. Зато, в отличие от столицы, юридическое сообщество более тесное, все знают друг друга лично, часто встречаются, общаются. Так как наш город – это практически один большой памятник, строить в Петербурге непросто. Еще и законодатели с завидной регулярностью подкидывают все новые сюрпризы. Но при этом никто не унывает: здесь много замечательных специалистов, работать с которыми легко и приятно.

В качестве постскриптума можно сказать, что сейчас мне удается находить время и для мотоциклов, и для спорта (точнее, для единоборств). Все это дает жизненную энергию и силы, которые так нужны в работе. Кризис ли это среднего возраста, я не знаю, но к мотоциклам, как и к единоборствам, я пришел три-четыре года назад. В первом случае повлияли друзья, во втором – любознательность и стремление открывать для себя что-то новое.

Без музыки тоже, конечно, не обходится. Чтобы не терять навыков, я нашел хорошего преподавателя по вокалу в Питере. Первые год-два просто занимался пением, а потом мне удалось познакомиться с несколькими музыкантами, которые в итоге и помогли с практической реализацией ряда моих творческих идей. У нас все, можно сказать, по-взрослому: барабаны, бас-гитара, даже давно любимый мною саксофон. Моя роль в процессе довольно простая – приносить время от времени материал, который мы будем играть, и не мешать ребятам над ним работать. Правда, они разрешают мне петь, хотя я до сих пор не очень понимаю, зачем им это нужно. Так или иначе, нам удалось записать четыре трека. Надеюсь, что получится записать еще несколько. Продвигать их куда-то я, конечно, не планирую, но удовольствие, полученное в процессе, с лихвой перекрывает потраченные на это время и ресурсы.

В заключение хотелось бы пожелать всем юристам одного: увлекшись рабочим, не терять личного. Семья, спорт, общение с друзьями… Да, по большому счету, любой самый сумасшедший каприз, который вас вдохновляет, – все это делает человека сильнее, целостнее, гармоничнее. А понятия «хороший юрист» и «гармонично развитый человек» неотделимы друг от друга.

Беседовала: Елена Салина

~~~~~~~~

Legal Executive Summit 2019

26 – 29 сентября , Баку

Первое и единственное неформальное юридическое событие, где нет ни слова о законах! Только практические темы, актуальные лидерам команд, честные и вдохновляющие истории, глубокие смыслы и искреннее общение.

3+ насыщенных дня, 20+ спикеров и топовых тренеров, 100+ гостей – лидеров команд по юридическим, корпоративным, комплаенс вопросам, связям с государственными органами и управлению непрофильными и проблемными активами

Регистрация и подробности на сайте www.legalsummit.ru